Neverland > Ролевые

Город на Перекрестке

(1/6) > >>

tri:
Географическое положение: город расположен на равнине, к востоку от него – небольшой лес и холмы, предположительно – остатки старого городища. Типичная средняя полоса – плодородная земля, леса, тихие реки.
Застройка достаточно хаотичная, город обнесен каменной стеной и местами заросшим рвом. Ворота – Восточные и Южные.
Центр города - правительственный район. Ратуша, Храм бога неба Танатдриэля, дом мэра, дома знати, парк, фонтан, эшафот, площадь.
К югу - рынок, к площади примыкающий. Лавки, магазины, оружейники и прочая. Там же городская таверна и гостиница «У Большого Баклана».
К северу - гильдия Магов, Командория ордена мечников, там же бараки солдат и библиотеки.
К востоку - районы ремесленников, западная сторона - тюрьмы и трущобы.
Также бедные районы кольцом по черте, так сказать, города.
Основным религиозным культом здесь является поклонение богу неба Танатдриэлю, милостивому и светлому, управляющему ходом времени и жизни. Он дарует силу и свое благословение тем, кто истинно верит и поклоняется ему.
В Храме жрец, обращаясь к своему богу, исцеляет больных и раненых (за символическую плату, ибо истинно бесценно здоровье), благословляет верующих на трудные или опасные дела, или же делится своими знаниями с достойными.
Трактир «Взъерошенный Ёж» находится на восточном тракте. Через заставу, хуторок, выросший под стенами Города и Восточные ворота вы попадаете прямо в районы ремесленников.
Осторожно! Гильдия Воров многочисленна и всемогуща, и, может, именно сейчас чей-то идеально острый и тонкий стилет срезает с вашего пояса кошель.
В ремесленнических районах расположены цеха, товарищества и гильдии мастеров – ткачей, оружейников, кузнецов, лучников, скорняков, пекарей, строителей… Здесь можно найти что угодно, сделать заказ на изготовление оружия, платья, свадебного торта, постройку дома или ковку украшений.
Пройдя через районы ремесленников, вы попадете на центральную площадь. Это эшафот, не пугайтесь. Черепа давно высохли и выгорели.
Оглядитесь. Здание из грубого серого камня с часами на высокой башне – ратуша. Это административный центр города. Здесь заседает совет во главе с мэром, здесь же – представители гильдий и орденов, канцелярия, казна и суд. Да-да, вот в этом сером здании.
Узорная бело-голубая колоннада справа – Храм Неба. Тот самый. Здесь служит Арониус – верховный жрец Танатдриэля. За стенами Храма, на заднем дворе – школа, в которой адептов посвящают в тайное знание и обучают врачеванию.
Помпезный особняк слева – дом мэра. Проходите живее, стражники начинают нервничать.
Это – районы нашей аристократии. Очень красиво и мило, но нас за ограду никто не пустит. А могут и наподдать. Не зеваем!
А вот и парк. Он начинается сразу за зданием ратуши, имеет своим центром небольшой фонтан, являющийся местом сбора обывательской интеллигенции.
Мы вышли в районы магиков. Вооон те башни – их лаборатории. А там, чуть ниже и не такие величественные – библиотеки. Двухэтажное прямоугольное здание с белыми флагами – Командория Ордена мечников. Их герб – серебряный меч на белом поле. Здесь вся их элита, но подчиняются они мэру и совету. За командорией – бараки солдат. А солдаты, кстати – доблестные стражи порядка в нашем городе.
А теперь мы повернем на запад и пойдем быстро-быстро. Бегом. Это – тюрьма, видите железные решетки? Что воняет? Так это ж трущобы, черт побери. Ну, живее, живее!
…Отдышались? Снова воняет? Это рыбные ряды, мы на рынке. Сейчас пройдем мимо, осторожно, тележка… Хам! Черт возьми… Фух… Здесь сосредоточена вся городская торговля. Хотите что-то купить или продать? Вам сюда.
Воон там, видите? На вывеске алая роза. Дом у самой заставы с занавешенными окнами. Так это, кхм, бордель «Букет Роз» (построен по просьбам трудящихся, не надо на меня так смотреть).
А это – самое приличное заведение этого очага культуры – таверна «У Большого Баклана». Цены умеренные, постели мягкие и без клопов, пиво не разбавлено. Позвольте вас покинуть.
Удачи в нашем городе!



Таверна “У Большого Баклана”
В душном зале небольшого питейного заведения было тихо и на удивление трезво. Мужчина в капюшоне, с окладистой черной бородкой сидел у стойки и неторопливо говорил.
Публика слушала, затаив дыхание.
-… Лес за трактиром “Взъерошенный Ёж” скрывал старые могильные холмы. Когда-то там располагалось городище племени варваров. Когда Империя завоевала эти земли, варваров вырезали, поселение сравняли с землей. А чуть ближе к реке построили новую крепость. Давно это было…
Началась весна, и из земли поперло-повылазило.
“Вступай в ряды ополчения!”
“Кроши нежить!”
“На погибель сукинсынам!!!”
А за это обещали славу, уважение, звонкие золотые монеты и бесплатную выпивку.
- Хрена, - пробурчал трактирщик.
- …За неделю до того, как открылся первый могильник, в ночь на пятницу, двадцать третьего, что ли, марта – как раз тебе посуду тогда пьяные кузнецы побили, Нэд, - пропала дочь мэра, Рената.
Отец-градоправитель землю грыз, гонял милицию, нанимал ищеек – даже с Рене говорил! Но дочь как сквозь землю провалилась. Все беды в этой жизни – от девок. И не спорь.
А один орденский паладин…
- Лыцарь?
- Еще раз перебьешь – стукну. Лыц… Паладин, пользуясь оказией, обронил пару фраз о том, что, мол, в некромантских ритуалах часто используют кровь невинных девиц. А так как девица благородная, то и проку от ее крови побольше. И он-де даже знает, что некий колдун, живущий в Городе, мог бы ее использовать, ибо по пьяни магик проболтался, что близок к завершению работ по оживлению усопших и даже показывал записи.
Говорил он это осторожно, со словами - "но я, конечно, ни в чем не уверен", "это непроверенная информация", "Не нужно поднимать паники"...
Началась грызня. Магики подняли хай, что, мол, застава – она на то и застава, чтоб солдаты город охраняли, а не чтоб драли с купцов по самое не могу, да напивались до синих чертиков. А командория им в ответ кулак в железной перчатке – нет уж, если у кого-то голова не на месте, и он лезет в божеские дела, которые не его скудного ума дело, то ни стража, ни командория, ни сам король тут сделать ничего не смогут, хоть тресни…
- А правда, что мертвяки людей покусывают, и они в зомбиев оборачиваются?
- Да кто тебе таких глупостей нарассказал? Не перебивай по ерунде. Не оборачиваются. Мертвяки все жрут, с потрохами. Да-да, даже с такими пропитыми, как у тебя.
- А путники с восточного тракта на них жалуются. Мешают торговле.
- Торговле? Ты вообще по той дороге ходил? Какая к лешему торговля, они людей грызут! Людей!
- Да что вы, в самом деле! Грызут – торгующих, путешествующих, молящихся…
О чем бишь я? Ах, да… Все это было, конечно рассказано мэру. Тот сильно осерчал, назвал все пустой брехней и рыночным бабским вымыслом, но к магикам начал присматриваться.
Мертвяки тем временем потихоньку гоняли баб, отправившихся в лес по дрова, пугали скотину и забредали на тракт. Хутор за восточными воротами вторую неделю гудит, как поваленный борть. Бабы голосят, кметы так вообще грозятся налогов не отдавать.
Загрызли двух путников и распугали караван.
-Загрызли?
- И косточки обглодали.
Торговля, для которой наступало как раз самое благоприятное время, затормозилась.
С восточного тракта шли только хорошо охраняемые обозы. Но их было мало. Казна пустела, рынок тоже. О Городе среди караванщиков и купцов пошла дурная, очень дурная слава.
Мэр вконец осерчал. Солдаты впали в немилость. Потом магики. А потом сэр Перси уже просто метался между ними, не зная, кому скалить зубы.
Начался разброд и шатания. На гильдии стали смотреть косо. Говорят, Красотка Джинн даже выставила из своего “розария” мага Крамера на прошлой неделе.
- Что такое “лазарий”?
- … А вчера Гаммельшторц и сэр Лиандер чуть не передрались в совете.
- У нас вчера был Ёж с восточного тракта.
- Грегори, хозяин трактира?
- Он самый. Говорит, раньше может и собирался черт знает кто, так хоть за выпивку и сломанную мебель платили. Теперь там мало кто останавливается, особливо на ночь.
- Ну тебе-то, Нэд, это на руку, старый скряга?
- Ты, Гавейн, меня за кого держишь? Я тебе не подгорный карл!
- Тише, тише, Нэд. Я всего лишь хотел сказать, что твое заведение от этого имеет дополнительных клиентов.
- Сказал бы я тебе, Гавейн, что оно от этого имеет… Я вообще понять не могу, чего Ёж сидит в своей пивной, под самым боком у мертвяков.
- Чёрт его знает.
- Не поминай ты к ночи…
- А чего мэрова дочка-то?
- Ясное дело, не нашлась. За нее объявили такую награду, что сэр Перси должен немного обеднеть. Хотя кто знает, может, за него обеднеет городская казна? В любом случае, пока что награда не нашла своего счастливчика. Мэру несколько раз приводили "чудесным образом спасенную дочь". “Дочерей” неизменно упекали в храмовую школу. Некоторых спасителей повесили. Так всегда бывает, когда объявляется награда за возвращение убитым горем родителям пропавшего дитяти.
Активизировалась воровская гильдия…
- Нет, милсдарь, пиво все вышло.
- Хэй, сударь? У вас еще нет меча на поясе? Берегите кошелек на пути в оружейную лавку.


Городская площадь
- Нет, вы видали его? Парень, за каждого – я тебе повторяю – каждого упокоенного трупака тебе полагается пять золотых. Ни грошом больше. Тебя ведь предупреждали, верно?
- Но сэр Ирвин!
- Не спорь! Ты подписал контракт, солдат, ты должен выполнить условия договора. Потеря глаз, конечностей и иных органов в контракте оговорена, и если ты не согласен с размером компенсации – можешь идти куда угодно и писать жалобы кому угодно. Но я бы на твоем месте пошел к хорошему мастеру и подучился бы обращаться с оружием. Ты свой меч держишь, словно кочергу.
- Сэр Ирвин!
- Свободен! Лео, сколько новобранцев сегодня? Как? Этого мало, а мне уже порядком надоело писать запросы в командорию… Ладно, читай свою бумажку. Я буду в башне.

- Именем короля Витольда Третьего, да будет он светел и осенен великим Танатдриэлем!
Любой могущий держать оружие и сражаться, желающий послужить добрую службу его королевскому высочеству, Городу и великому Танатдриэлю может вступить в ряды ополчения при городской страже!
За каждого убитого мертвяка, который есть пакость отвратнейшая и оскорбление светлого Танатдриэля, ополченец получит семь золотых!
Милостью своей король обязуется не оставить пострадавших за него и его вотчину ополченцев, воздать им за труды их и раны, обещает им уважение и почет, а также бесплатный эль во всех королевских трактирах!
Свободные граждане Города, благочестивые рыцари, мудрейшие маги и отважные воины! Да сниспошлет вам светлейший Танатдриэль благословение на благие дела! дайте клятву на руне Неба и послужите делу Света в борьбе с порождениями тьмы!
Именем короля нашего, Витольда Третьего, владыки величайшего из всех, кто под Небом!

- Ну, что там? Эд, отзынь и вернись в башню! Новобранцы! Сэр Ирвин ждет вас!

Морвен:
Восточный тракт. Дорога через лес за трактиром «Взъерошенный Ёж»

Морвен закуталась  в  плащ  и  поежилась. Весеннее  утро встречало  яркими  красками  и  холодным  ветром.  Лес  кругом  был  подернут  зеленоватым  флером  новой  листвы,  пели  птицы,  то  и  дело  встречались  вербы - желтые,  душистые,  облепленные  деловито  гудящими  пчелами. В  тени  под  старыми  елями  покачивали  головками  подснежники,  у  самой  дороги,  словно  золотые  монеты,  были  рассыпаны  желтые  цветы  мать-и-мачехи.
Они  все  устали  от  перехода – шли  пешком.  Лошадка Брюнхильд  косила  глаза,  мотала  головой  и  фыркала  время  от  времени.  В  седле,  приткнувшись  между  барабанами,  арфой  и сумками,  клевала  носом  Йолли.  Мэтр,  запыленный  и  усталый,  лениво  оглядывался  по  сторонам. Хург  и  Тэллайо  шли  рядом.
Как  и  планировалось,  утром  они  должны  были  вступить  в  Город.  Судя  по  положению  солнца,  сейчас  было  что-то  вроде  восьми-девяти.  Морвен  сняла  капюшон  и  с  удовольствием  подставила  лицо  под  ласковые  теплые  лучи,  не  закрывая  глаз.
- Скоро уже?
Лэш  с  надеждой  смотрел  на  поворот.
- Скоро, - ответила  она,  поправляя  ремень  сумки, - за  тем  поворотом   уже  можно  будет  увидеть  трактир  и  стены  города. Что-то  ее  настораживало.  Что-то  не  так  было,  чем-то  эта  весенняя  картина  была  подпорчена.
- Ты  ничего  не  чувствуешь?
Мэтр   неопределенно  пожал  плечами.  Эльфийка  потянула  носом  воздух.
- Я  чую…  Гниение?
- Тебя  мутит  от  вчерашней  попойки.
- Говори  за  себя.  Это  ты  весь  зеленый  от  переизбытка  винных  паров.  Мне  определенно  не  нравится  этот  запах…
- А  что  здесь  может  гнить?
- Такое  ощущение…  Мне  это  напомнило…  Мы  задыхались  на  стенах  Аред-Энуйи  в  Краснотравье,  когда  не  могли  хоронить  своих  павших.  Они  лежали  под  стенами,  а  мы  на  стенах  сходили  с  ума…
- Но  здесь  не  было  никакой  войны.  На  всей  территории  Перекрестка  сейчас  покой.
- Стой.
Морвен  сделала  резкий  жест  рукой  и  подошла  к  краю  дороги,  пригляделась  к  деревьям.
- Здесь  не  пахнет  вербой.  Чувствуешь?
Ветер  пахнул  в  лицо.  Он  принес  что-то  кроме  свежего  запаха  трав  и  хвои,  странные  нотки  непонятного  поветрия.
- Да…  Отвратный  запах.
Она  повернулась  и  окинула  взглядом  спутников.  Мэтр  Лэшмор  Бон,  и  так  не  особенно  хорошо  выглядящий  ранним  утром  после  не  зря  проведенного  вечера,  вдруг  побледнел  и  вздрогнул.  Морвен  обернулась.  За  спиной  заржала  Брюнхильд.  Лошадь  нервно  пританцовывала  и  дергалась,  и Морвен  сразу  же  поняла,  почему,  стоило  только  глянуть  в  тень  меж  деревьев.
- Нам  же  говорили  не  идти  восточным  трактом!
- Проклятье! Держи  лошадь!  Не  выпускай!
Эльфийка  выхватила  меч  и  несколькими  резкими   движениями  левой  руки  обмотала  вокруг  нее  плащ,  приняла  удобную  для  атаки  позицию,  осторожно,  кругом,  на  чуть  согнутых  ногах  заходя  вправо  от  надвигающейся  угрозы,  краем  глаза  наблюдая  за  тем,  что  делают  ее  спутники…

Тэллайо:
Тэллайо неспешно шёл рядом с Морвен и Хургом. Изредка он перебрасывался ничего не значащими фразами со своими путниками . Но нормального разговора не получалось, так как мысли его были совсем не здесь, даже не в этой Сути..  Лишь изредка он поднимал голову, но только для того чтобы в который раз посмотреть на малышку Йолли. Тогда на лице его появлялась тёплая улыбка. Эта девочка стала его любимицей сразу. Она напоминала ему его любимую сестру, которую он не видел уже очень много лет по людским меркам.. Вдруг он почувствовал резкий запах, который он всей душой ненавидел, запах нежити. Тэллайо  начал оглядываться по сторонам, и практически сразу заметил движения в тени деревьев. Сомнений не оставалось..
 - Занимаем круговую оборону! - закричал он. - Хург, не отходи от Йолли,
Морвен, ты справа.  Он обнажил меч, свой смертоносный Ломион и приготовился к схватке. она не заставила себя долго ждать. Как только появились первые твари, Тэллайо, бросился вперёд.
 - Элберет! - раздался звонкий клич лихолеского эльфа.

Йолли:
Йолли дремала. Ей очень нравилось это состояние - вроде бы ты и не спишь и все-все слышишь, а с другой стороны, ты где-то выше и дальше, чем остальные, там, где более густая листва, громче поют птицы и слаще благоухают лесные цветы. Правда, папина волынка в походной сумке сильно и неприятно давила ей в спину, но это мелочи, Йолли не привыкла к удобной постели. Взрослые шли рядом: папа был немногословен, как всегда, но и редкие слова его убаюкивали Йолли, так обнадеживаще действовал его голос; Морвен, с которой Йолли очень хотела бы подружиться, но немного стеснялась; Мэтр Бон, которого она откровенно побаивалась почему-то; и , наконец, Тэллайо. В последнее время он все чаще называл Йолли сестренкой и старался помочь ей в любых ситуациях, Йолли это бесконечно нравилось , но и немного озадачивало...
Внезапно аромат цветов исчез. Запахло гнилью и еще какой-то пакостью, которой Йолли и названия не знала.  Она услышала крики "Проклятье! Держи лошадь" и еще что то про оборону, резко встрепенулась и открыла глаза. Ее спутники обнажили и стояли наготове, как будто бы ожидая битвы. Не успев еще толком осознать, что происходит, Йолл завизжала от ужаса. К ним подбирались отвратительные, ни на что не похожие твари. Йолли закрыла глаза руками ( надо сказать, что она не была трусливой девочкой, но с нежитью еще не встречалась)и, стараясь не заплакать, тронула Хурга, стоявшего рядом, за плечо. Ей стало спокойней.

Хург:
Хург брёл, напевая под нос какую то вёсёлую песенку. В руках у него были нож и ореховый черенок - он вырезал из него свисток. А что? Делать-то больше нечего. Время от времени он поправлял сидящую в седле дочку и искоса поглядывал на эльфа.
 Морвен заговорила с Боном. Хург прислушался. Разговор определённо ему не нравился. Дальнейшие крики эльфийки не понравились ему щё больше. Он насторожился, встал  впритык к лошади, чтоб защитить свою девочку и достал меч. Почувствовав на своём плече прикосновение дочери, он повернулся к ней и сказал:" Я здесь, Йолли, я рядом.."
Услышав же вопли эльфа он скорчил недовольную рожу: "Обойдусь без твоих советов, Теллайо, спасибо".

Навигация

[0] Главная страница сообщений

[#] Следующая страница

Перейти к полной версии